Технология успеха

27.09.2021

– Вячеслав Нотанович, вы автор многих научных публикаций, монографий и учебников, но сегодня позвольте поздравить вас с литературным дебютом – вместе с коллегой Шолпан Карибаевой вы выпустили чрезвычайно любопытный как по содержанию, так и по форме научный роман. Скажите, пожалуйста, чем вызвано появление книги в столь непростое, пандемийное время и почему выбран именно такой формат?

– Мы с Шолпан Кенесовной давно мечтали о книге, в основе которой лежали бы истории наших пациентов. Потому что едва ли не каждая из них представляет большой интерес как для практикующих врачей, так и для широкой общественности. Ведь мы пишем не просто об отдельных клинических случаях, примерах выбора метода лечения, успехах или неудачах. Жизненные ситуации, с которыми приходится сталкиваться нашим подопечным, полны драматизма и глубокого психологизма. На наших глазах порой разыгрываются настоящие трагедии, и как можно изложить их на бумаге, используя только научный инструментарий?

Не скрою: изначально планировалось придать каждой истории медицинское объяснение, прокомментировать ее специфическим языком врача и, соответственно, адресовать книгу специалистам. Но когда мы за восемь лет накопили все кейсы, то поняли, что собрали потрясающий материал, касающийся не только сферы репродукции, но также физиологии и психологии человека, сложных взаимоотношений между мужчиной и женщиной, коммуникаций в рамках семьи и за ее пределами. Не секрет, что каждые отношения – это уникальный набор связей, а значит, актуально для каждого и интересно абсолютно всем.

Кроме того, мы хотели донести информацию через призму нашей собственной жизни. Отсюда понятно, почему прототипами героев романа стали ваш покорный слуга и мои коллеги. При этом мы решили, что люди, которых с нами, к сожалению, уже нет, получат реальные имена. Как, например, мой учитель – профессор Надежда Никитична Мезинова и многие другие. Таким образом мы отдали дань уважения всем тем, кто учил нас, работал с нами, дружил и поддерживал.

– Почему «Пять минут…» издана в Москве?

– Мы исходили из того, что роман может быть интересен и полезен не только казахстанцам, но также гражданам других стран. Поскольку казахстанский книжный рынок, мягко говоря, не очень большой, то ставка была сделана на российские издательства. И она оправдалась – первый тираж в тысячу экземпляров за два месяца разобрали как горячие пирожки, поэтому в сентябре выходит второй. В дальнейшем мы хотим распространять наш научный роман в электронном формате и как аудиокнигу.

Знаете, что поразительно? Наши пациенты, прочитавшие роман, считают себя более подготовленными для программ ЭКО, и уже сами рекомендуют его другим. Вероятно, все дело в психологическом подходе. Каждый наш клиент себя или жалеет, или полагает, что его положение хуже остальных. Но когда они анализируют истории других людей, изложенные в книге, сопоставляют и сравнивают, то, как правило, говорят: «Теперь-то я все понял». И это первый маленький шаг на пути к большому успеху, к обретению родительского счастья. Поэтому я хоть и в шутку, но все-таки смело могу утверждать, что у самой книги проявляется лечебный эффект.

Мы с Шолпан Карибаевой, в прошлом моей ученицей, впервые стали авторами такой книги, но, судя по всему, на этом не остановимся. Кстати, до конца года мы постараемся выпустить «Пять минут…» на казахском языке.

– Можно ли рассматривать выбранный вами формат как важный инструмент популяризации репродуктивных технологий в частности и научного познания мира в целом?

– На протяжении всей своей жизни я занимаюсь популяризацией медицинской науки. В последнее время много пишу не только о вспомогательных репродуктивных технологиях, но и о ковиде. На мой взгляд, сегодня главная проблема медицины и репродуктивных технологий, особенно новых отраслей данного направления, – это недостаток информации. Уверен, читающие, думающие люди прекрасно понимают, что благодаря развитию медицинской науки сегодня многое доступно.

В самом общем смысле я рассматриваю свою профессию и то, чем мы сейчас занимаемся, действительно как осуществление некой миссии – приносить людям счастье. Разумеется, осчастливить всех невозможно, но ничего не делать – неправильно. В нашей сфере счастливый результат – это объединение усилий и врача и пациента. Без их совместного труда ничего не получится.

– В чем заключается главный месседж вашего художественного произведения?

– Я думаю, что человек, который выбирает такую профессию, должен сострадать, он просто не может не ставить себя на место своего пациента. И это красной нитью проходит через всю книгу. Иногда работа врача продолжается 24 часа в сутки, и ему приходится забывать о себе и своей личной жизни. Когда он входит в кабинет или в операционную, у него только один приоритет – его пациент. Только в таком случае врач может достичь профессионального успеха. 

– Как вам удается совместить рациональный подход и философские размышления о сверхъ­естественном?

– Молодежь, приходящая в медицину, как правило, верит в торжество разума, науки и техники, а посему нередко твердо стоит на атеистических позициях. И это вполне естественно, иначе невозможно было бы совершать революционные открытия. Однако с возрастом и опытом приходит понимание, что не все зависит от человека. Существуют вещи и явления, которые, по крайней мере пока, с высоты нынешних знаний, сложно или невозможно объяснить только научными способами познания мира.

Особенно отчетливо это проявляется у нас, в медицине. Ведь иногда бывает так, что все должно привести к неудаче, но раз – и счастливый результат. Казалось бы, летальный исход неминуем, но смерть отступает. А порой наоборот, человек стремительно идет на поправку, ему дают 99 процентов на выздоровление, но мы его теряем. Такое, согласитесь, сложно объяснить только с позиций материализма.

Вот, к примеру, я пережил коронавирусную инфекцию. С некоторыми протоколами лечения не был согласен уже применительно к собственному состоянию, и вносил свои коррективы, считая, что динамика заболевания должна отслеживаться в постоянном режиме без ночных и выходных. В итоге я сижу перед вами, живой и здоровый, следовательно – оказался прав. Но ведь мог и ошибиться! Нащупать единственное правильное решение в медицине бывает невероятно сложно. Поэтому многие мои коллеги в какой-то момент начинают верить, что вокруг нас могут быть какие-то силы, которые нас защищают. Такой подход помогает жить, примиряет нас с несовершенством реального мира.

В общем, наука наукой, но надо оставлять чудесам возможность случаться. И это, кстати, точно отражено в названии нашего романа: ровно пять минут необходимо, чтобы перенести эмбрион в полость матки, а дальше в дело вступают «технологии счастья».

Тандем сложился

– Хотелось бы отметить, что в этом году вы были также причастны к изданию научно-популярного труда. Так, в середине лета в книжных магазинах появилась совместная со Львом Кругляком работа «Мы хотим ребенка! Все о бесплодии. Поиски истины, лечение, перспективы». Расскажите об этой книге и о коллеге-соавторе.

– На самом деле это тоже своего рода случайность. Со Львом Григорьевичем, нашим бывшим соотечественником – он родился в Актюбинске, но сегодня проживает в Германии – нас познакомили коллеги из Москвы.

Дело в том, что г-н Кругляк – известный уролог, признанный эксперт по проблемам мужского бесплодия, автор порядка 60 популярных книг в разных областях медицины – хотел написать большую комплексную работу о бесплодии. Он прислал для ознакомления свои предварительные материалы, и мне многое понравилось. Пообещав помочь, я даже не рассчитывал стать соавтором, но Лев Григорьевич решил иначе. Мы почти ежедневно общались в Skype и сделали работу за полгода. Мне пришлось полностью написать главы об использовании ВРТ и современных методах диагностики. Мой соавтор даже шутил, что я превращаю популярную книгу в академический труд. К слову отметить, это был заказ издательства «Крылов» в Петербурге. Таким образом, сбылась еще одна моя мечта – написать такого рода книжку для пациентов и специалистов.

У нас сложился плодотворный творческий альянс и скоро, возможно, уже в будущем году, выйдет еще одна совместная работа.

– В книге «Мы хотим ребенка!» представлен опыт использования альтернативных методов лечения, в том числе лекарственными травами, гомеопатическими и антропософскими препаратами. Могли бы вы рассказать, насколько подобные методы действительно могут быть эффективны и оправданны в современных условиях?

– Современные терапевтические методы и средства бывают очень агрессивными или токсичными. Особенно в случаях, когда они применяются в профилактических целях, для лечения нетяжелых форм заболеваний. Тогда оправданна терапия биологически активными добавками (БАДами), травами, витаминными комплексами. Эти препараты неплохо действуют даже для лечения миомы матки, нарушений овуляции у женщин.

Например, сейчас используется «Инозитол», который также широко представлен в БАДах.

На сегодня известно много историй лечения урологических заболеваний при помощи трав, почек березы, хвоща полевого – этого никто не отменял. Достаточно мягко работающие методы зачастую очень эффективны. Не случайно существуют целые группы препаратов, которые получают из натуральных продуктов.

К примеру, в дополнение к возможностям разного рода инновационного оборудования и современнейших лекарственных средств мы в центре используем натуральные препараты, которые улучшают работу клетки и позволяют получить больше яйцеклеток, способных к оплодотворению.

– На ваш взгляд, не слишком ли много Казахстан теряет из-за пресловутой «утечки мозгов»? Как показывает опыт, из страны уезжают не только молодые специалисты, демонстрирующие большой потенциал, но и состоявшиеся ученые. Как отъезд казахстанских специалистов сказывается на состоянии медицинской сферы страны?

– Каждое государство должно беречь свой «Золотой фонд» – врачей, ученых, учителей, инженеров, айтишников и создавать для них все условия. Мы действительно теряем профессионалов, причем некоторых специалистов нельзя получить за месяц или год обучения. К примеру, чтобы подготовить профессионального врача, нужно в среднем 15–17 лет. К нам в сферу ЭКО попадают после десяти лет обучения в институте, трех лет резидентуры, и еще 3–4 лет нашей специальной подготовки. Несомненно, потерять такого врача просто обидно.

Впрочем, мрачная картина наблюдается с казахстанскими учеными и в других отраслях науки. Сейчас неожиданно выяснилось, что в стране острый дефицит тех, кто может выступать в роли научного руководителя – либо из-за недостаточного индекса Хирша, либо по другим причинам. В науке необходимо беречь людей. Упомянутая мной Надежда Мезинова работала до 89 лет! Даже ночью ее вызывали к страждущим – потому что опыт дорогого стоит.

– Возможно, миграция ученых как раз наоборот способствует расширению и углублению сотрудничества Казахстана с международным научным сообществом? Помимо вашего с Кругляком тандема, можно вспомнить, например, казахстанца Шухрата Миталипова – профессора Орегонского национального центра в США, который первым в мире сумел редактировать ДНК эмбриона человека, удалив ген, способный вызвать у ребенка тяжелые заболевания сердца, при помощи технологии CRISPR. Сегодня он активно сотрудничает с казахстанскими медиками.

– Есть такие талантливые люди, как Шухрат, который сначала уехал в Россию, потом работал в Германии, а затем – в США. Он является одним из лидеров современной мировой науки – и это здорово. Замечательно так же и то, что он с удовольствием сотрудничает с нами, участвовал в Казахстанской ассоциации репродуктивной медицины (КАРМ).

Тот же самый Лев Кругляк обратился ко мне, поскольку Казахстан для него – близкая страна. И многие другие не забывают Родину. Не надо бояться и приглашать их сюда работать. Конечно, это дорого, но другого пути просто нет. Так работает Америка и Европа. Необходимо «покупать» не только футболистов, но и врачей, ученых, всех тех, кто способен восстановить научный фундамент, который сильно пошатнулся за годы, когда у нас не было средств.

– Совсем недавно в соцсетях вы делились информацией о том, что в издательстве CAMBRIDGE вышел фундаментальный учебник, написанный известным израильским эмбриологом-репродуктологом Элиезером Гиршем.

– Я восхищаюсь нашими коллегами, которые находят время писать книги. Объективно, учебник Элиезера Гирша – это большое событие, великолепное издание, которое можно рекомендовать для обучения всех эмбриологов мира, в том числе и наших. Я бы еще хотел перевести на русский язык этот учебник. Кстати, сам Элиезер – русскоговорящий и каждый год приезжает к нам на конгресс КАРМ.

– С учетом разноплановых по жанру книг, вышедших из-под вашего пера, и появлением трудов ученых из других стран, можно ли утверждать, что научная мысль в области репродуктивных технологий продолжает активно биться даже в трудный период борьбы с ковидом? Расскажите, пожалуйста, о новых прорывных разработках, открытиях в этой сфере медицины в Казахстане и мире, например, о том, что вы сами назвали новой эрой в развитии репродуктологии – образование яичников из мышечных плюрипотентных стволовых клеток.


– Несмотря на бушующий в мире ковид, наука продолжает развиваться. Многие вопросы требуют решения, например, связанные с генетикой. Мы занимаемся преимплантационным генетическим скринингом, то есть до переноса эмбриона в матку, оцениваем хромосомы. Но стоит задача заранее оценить и выявить гены, которые наиболее часто создают проблемы у родившегося ребенка.

Другая сложность заключается в том, что женщины все позже решают заводить детей, а в этих случаях даже у программ ЭКО снижается эффективность. В связи с этим тот факт, что сегодня есть возможность попробовать получить яйцеклетку, используя плюрипотентные клетки из кожи, стволовые мышечные клетки – это, безусловно, прорыв. По крайней мере, на животных это получилось.

Еще одно направление – искусственные половые клетки – сперматозоиды и яйцеклетки. Тут речь идет о печати на 3D-принтере. В настоящее время данные технологии отрабатываются во всех ведущих университетах мира. И я думаю, это было бы интересно.

Но мы для себя выбрали направление разработки персонифицированных подходов в проведении лечения пациентов. Иначе говоря, из всех доступных методов мы используем те, которые позволяют выбрать наиболее правильную индивидуальную схему для лечения на этапе подготовки к программе ЭКО, на этапе стимуляции овуляции и на этапе эмбриологического протокола. У нас в клинике есть единственный в Казахстане эмбриоскоп с внедренным в него искусственным интеллектом (ИИ) – аппарат с технологией таймлапс, который позволяет определить и выбрать лучший эмбрион, используя ИИ.

Сегодня в целом практика меняется, и она основана на совершенно новых технологических решениях. Таким образом, наша заявка на соискание Государственной премии фактически является отражением и итогом двадцатипятилетнего опыта работы не только нашей клиники, но также Института репродуктивной медицины, клиники «ЭКО Мед», Казахского национального медицинского университета им. С. Д. Асфендиярова. Когда наша работа вышла, ее рецензировали за рубежом, на сегодня получено 36 отзывов из 12 стран.

– Вячеслав Нотанович, очевидно, что научная жизнь не стоит на месте, и это, безусловно, наполняет надеждой сердца тех, кто мечтает обрести ребенка. Но один из важных аспектов эффективности это, помимо прочего, международное сотрудничество, обмен опытом, знаниями и технологиями. На каком уровне находится научно-практическая коммуникация в вашей сфере между казахстанскими учеными и их зарубежными коллегами?

– Я считаю, что в области репродуктивной медицины сотрудничество не прекращалось ни на один день. С тем же Шухратом Миталиповым проводятся встречи не реже раза в месяц. То же касается и наших украинских друзей. Хоть и в онлайн-режиме, но мы постоянно на связи с нашими зарубежными коллегами.

Более того, когда в марте прошлого года коронавирус застал все мировое научное сообщество врасплох, я провел два онлайн-симпозиума, объединившего представителей почти 30 стран. Особенно ценным было участие коллег из стран, по которым «коронакризис» ударил раньше всех, – Китая и Италии. Мы издали стенограмму в нашем журнале и в московском журнале «Проблемы репродукции».

– С кем конкретно ваша клиника сотрудничает активнее всего?

– Большой опыт сотрудничества наработан с Институтом акушерства, гинекологии и перинатологии им. академика В.И. Кулакова, с Российской ассоциацией репродукции человека, Украинской ассоциацией репродукции человека. Я и мои коллеги поддерживаем тесные профессиональные и дружеские связи с академиком Геннадием Сухих, профессорами Владиславом Корсаком и Александром Юзько, доктором Валерием Зукиным, который первым получил ребенка от трех родителей, с профессорами Довом Фельдбергом и Адрианом Элленбогеном из Израиля, с профессором Лука Джанароли из Италии, с профессором Шерманом из Америки, Рене Фридманом и Жаком де Муазоном из Франции. У нас есть партнеры в Австралии, Великобритании и многих других странах мира.

– Какие инновационные технологии или оборудование появились в вашем Центре за последний год?

– Как я уже говорил, мы гордимся, что первыми получили самый современный эмбриоскоп с возможностями искусственного интеллекта и технологией таймлапс. У нас есть новый сканер в генетической лаборатории, где проводится преимплантационная генетическая диагностика, а также лабораторное оборудование компании «Рош» для диагностики. Клиника активно использует инновационное оборудование в своей практике.

– В начале ноября планируется проведение очередного международного конгресса Казахстанской ассоциации репродуктивной медицины (КАРМ). Какими будут основные темы и вопросы конгресса? Какие проблемы стали наиболее актуальны за период борьбы с коронавирусом, как изменилась повестка дня?

– Коронавирус и правда очень многое изменил, появилось много вопросов. И мы, конечно, будем обсуждать, как он сказался на работе ЭКО-центров, каково его влияние на репродуктивную систему человека, на репродуктивные клетки, на ход беременности. Мы не можем отойти от своей темы: дети должны рождаться.

Но хочу подчеркнуть, что беспощадный коронавирус SARS-CoV-2 и вызываемая им непредсказуемая инфекция COVID-19 не отменили саму проблему бесплодия, хотя заметно осложнили нашу работу. Поэтому экспертами будут обсуждаться вопросы, связанные с репродуктивной генетикой, эмбриологией, с фармакотерапией бесплодия. О них мы говорим каждый год, но сегодня вопросы будут подниматься на новый уровень с учетом новых появившихся знаний.

Интервью
Ярослава Литвинова

Copyright © 2015-2020 All rights reserved.