Симуляция – реальность современной медицины

26.07.2021

Генеральный директор ТОО «Медико-Инновационные Технологии» Игорь ЗАХАРОВ

 

– Игорь Сократович, не секрет, что в последнее время у нас на самом разном уровне все чаще говорят о непростой ситуации в сфере казахстанского образования вообще и медицинского в частности. Как врач и руководитель крупной компании, профессионал, знающий ситуацию изнутри, поделитесь, пожалуйста, своим видением проблемы.

– В настоящее время, по официальным данным статистики, в Казахстане работает порядка 74 тысяч врачей всех специальностей и около 50 тысяч активно заняты в практической медицине. Для нашей страны это совсем немного. Думаю, что пандемия коронавирусной инфекции тоже способствовала ухудшению общей картины. К сожалению, за последние полтора непростых года мы потеряли много медиков: кто-то ушел из жизни, кто-то из профессии, кто-то покинул страну.

Печальная действительность такова, что многие казахстанские врачи в сложившихся обстоятельствах чувствуют свою уязвимость и незащищенность.

Но еще больше настораживает тот факт, что кадровая проблема постепенно усугубляется не только в практической области, но и в сфере подготовки специалистов. Так, на сегодня можно уверенно говорить о существовании нескольких групп проблем, связанных с последипломным обучением врачей, совершенствованием их профессиональных навыков. Во-первых, это низкая доступность обучения. Во-вторых, отсутствие мотивации у врачей для повышения своего профессионального уровня. И, наконец, в-третьих, незаинтересованность руководства медицинской организации в обучении медицинских работников.

И все это, надо отметить, при том, что когда затруднено и ограничено обучение в зарубежных центрах, необходимо находить возможности решения вопросов внутри страны.

– Для начала хотелось бы понять, что вы под­разумеваете под «доступностью обу­чения»?

– Прежде всего, я имею в виду обучение новым методикам, технологиям диагностики и лечения, которые сегодня существуют в других странах, но нет в Казахстане.

Помимо этого, наблюдаются и такие проблемы обучения, как серьезное отставание в материально-техническом оснащении казахстанских учебных баз, не обеспеченных современным оборудованием; дефицит преподавателей, владеющих необходимыми практическими навыками; недоступность пациентов; отсутствие индивидуального подхода в рамках курсов повышения квалификации и необходимых курсов в программах образовательных центров, а также многое другое.

– С этим кругом вопросов вроде бы ясно, но почему вы считаете, что казахстанские врачи не мотивированы повышать свой профес­сиональный уровень?

– Здесь не все так однозначно, как может показаться на первый взгляд. Все-таки нужно правильно расставлять акценты. Корень проб­лем следует искать не в самих врачах, хотя есть очень много примеров, когда они теми или иными путями самостоятельно решают проблему профессионального роста.

Речь идет скорее об отсутствии стимулов для повышения квалификации у основной массы врачей, затянутых в рутину ежедневной работы. У них объективно нет ни материальной, ни моральной заинтересованности в получении более высокой квалификации. А там, где такая возможность появляется, обучение в достаточно большой группе без учета уровня подготовки курсанта, стажа работы, владения различными методами, оснащения на рабочем месте не эффективно, а зачастую вообще теряет смысл.

Еще один немаловажный момент заключается в том, что большинство казахстанских врачей работают сразу в нескольких местах, иногда без отпуска. Для некоторых из них выезд даже на бесплатные курсы на месяц является серьезной проблемой, так как семья теряет доход, к тому же нужны средства на проживание по месту учебы. Получается, что у подавляющего большинства казахстанских медиков нет ни времени, ни средств для получения дополнительного обучения.

– Но разве главный врач той или иной боль­ницы не стремится привлечь к себе высококвалифицированных специалистов, которые повышали бы репутацию и самого медучреждения, и его руководителя?

– Конечно, любой главный врач заинтересован в том, чтобы в штате такие сотрудники были, но это вовсе не означает, что он заинтересован в их обучении. Особенно когда они уже у него работают. Начнем с того, что у главврача, как правило, нет соответствующего бюджета на обучение. Далее, практически везде наблюдается кадровый дефицит – отправив одного подчиненного на учебу, нужно решить вопрос его замены. А что делать, если это единственный специалист не только в больнице, но и в населенном пункте? Больные рискуют остаться без врача.

Другой нюанс. Если хирург поедет на обучение и в течение месяца будет только пассивным зрителем на операциях, то вряд ли он повысит свою квалификацию. И напротив, если учеба пройдет успешно и он освоит новую технологию или технику, то, вернувшись на работу, предложит внедрить новую услугу или попросит модернизировать оборудование. А у главного врача для этого тоже ресурсы ограничены, порой их нет совсем.

Возможен и третий вариант, когда талантливый врач во время учебы получает более выгодное предложение работы и переезжает.

Таким образом, получается, что для решения проблем повышения квалификации медицинских работников необходим комплексный и системный подход, причем зачастую в рамках всего здравоохранения страны.

– Отсюда логично вытекает другой вопрос. Как известно, компания «Медико-Инновационные Технологии» имеет большой опыт реализации крупных проектов по созданию медицинских центров «под ключ», а также оснащению клиник инновационным оборудованием. Однако оснастить клинику недостаточно, на оборудовании должны работать обученные люди. Каким образом решается эта проблема?

– Вопрос обучения медицинского персонала при оснащении больниц постоянно находится в поле нашего внимания. Инновационное оборудование и технологии требуют для работы на нем соответствующей подготовки врачей, медсестер, инженеров, лаборантов, физиков и техников. Наша компания организует необходимое обучение как на рабочем месте, так и за его пределами. Когда речь идет о принципиально новых технологиях в диагностике и лечении, врачи обучаются специалистами зарубежных клиник, где эти технологии уже внедрены.

Однако для поддержания любых сложных навыков требуется постоянный тренинг, условно говоря, «привычка учиться». Кроме того, существует необходимость обучения вновь принятых на работу специалистов. Одним из примеров решения таких задач может служить Международный референсный и тренинговый центр роботизированной хирургии больницы Медицинского центра Управления делами Президента Республики Казахстан в нашей столице, созданный одновременно с внедрением роботизированной хирургии в этом центре. Существует еще также симуляционный центр в Первой городской больнице Усть-Каменогорска.

Появление подобных центров – это хороший тренд, поскольку вся мировая практика в сфере образования и медицины говорит о том, что мы должны двигаться в направлении внедрения симуляционного обучения.

– Игорь Сократович, а для чего, на ваш взгляд, необходимо внедрение симуляционного обучения для практикующих врачей?

– Если совсем кратко и просто, то можно обратиться к опыту подготовки, например, летчиков. Общеизвестно, что перед тем как сесть за штурвал самолета, пилот должен пройти тренинг на симуляторах. Однако мало кто знает, что он это делает регулярно, тем более после перерывов в работе. Это нормальная практика, поскольку пилот отвечает за жизни людей.

Но ведь хирурги тоже отвечают за жизнь че­ловека, при этом у нас они до сих пор обучаются на кадаврах, животных и пациентах. И то в основ­ном базовым навыкам. Для обучения методам лечения с использованием более сложного оборудования, не говоря уже об инновационных технологиях, нашим врачам сегодня необходимо ехать за рубеж.

Давайте возьмем другую ситуацию: специалист сталкивается с редким заболеванием или его осложнением, с которым большинство врачей могут никогда не встретиться в своей практике. Поставит ли он правильно диагноз? Предпримет ли он эффективные шаги по спасению здоровья, а то и жизни пациента?

Удивительно, но сегодня все вышеуказанное можно смоделировать и отработать до автоматизма, максимально приблизив к реальности в условиях симуляционного центра. Причем речь идет не об отдельных опциях для студентов, а о полномасштабных центрах, оснащенных современным оборудованием, точно таким же, как в реальной клинике, для освоения современных, инновационных технологий без риска для па­ц­иентов.

Я не случайно упомянул летчиков. Одной из наиболее ярких фигур в симуляционном сообществе, основателем Симуляционного центра Стэнфордского университета в США является Дэвид Габа, который помимо врачебного диплома имеет степень бакалавра инженера биомедицинской техники и лицензию пилота частной авиации. Возможно, именно это обстоятельство натолкнуло его на идею использования принципов летной подготовки в области медицинского обучения и помогло реализовать свои идеи на практике.

Сегодня инновационное оборудование в области симуляционного обучения и их потрясающие возможности для повышения квалификации медицинских кадров существуют не только в развитых странах Запада. До пандемии мне довелось посетить Медицинский симуляционный центр нового поколения Боткинской больницы в Москве. Признаюсь откровенно, он оставляет неизгладимое впечатление не только на обычного человека, но и на профессионала.

В нем организованы клиники акушерства и гинекологии с родильным залом, неонатологии, ортопедии и травматологии, лапароскопической и роботизированной хирургии, хирургии головы и шеи, урологии, отделение инструментальной и эндоскопической диагностики, реанимации и интенсивной терапии, анестезиологии, операционные и т.д. Отличительная особенность Центра заключается в том, что преподавателями являются ведущие специалисты здравоохранения города Москвы.

У меня была возможность поработать на тренажере роботической хирургии и это просто фантастика: отличная визуализация, реальные ощущения, одно неправильное движение – и брызжет кровь из поврежденного сосуда. Манекены последнего поколения максимально реалистичны: например, при введении лекарств возникают все физиологические реакции, кожа «потеет», волоски двигаются, из глаз появляются «слезы».

Поскольку в центре представлены практически все направления многопрофильной больницы, то можно смоделировать любую клиническую ситуацию с очень высокой степенью реалистичности. Так, для отработки навыков работы в экстремальной ситуации в павильоне медицины катастроф воспроизведена атмосфера через минуты после аварии в вагоне метро – темнота, тяжелый запах, жуткие звуки, крики раненых.

Именно в таких условиях медперсонал бригад «скорой помощи» в течение ограниченного времени выполняет поставленные задачи, находит пострадавших, оказывает им помощь. Управление Центра осуществляется с помощью высокотехнологичного программно-аппаратного комплекса, который позволяет записывать все этапы учебного процесса и анализировать действия как отдельных специалистов, так медицинских бригад.

По сути Боткинский учебный центр является крупнейшим из существующих симуляционных центров России и стран СНГ. Он расположен на площади около 2 тыс. кв. метров, и в нем могут пройти обучение до 9 тысяч человек в год по 20 программам повышения квалификации, получить практические навыки по 70 симуляционным модулям. Сроки подготовки по сравнению с традиционными курсами усовершенствования врачей сокращаются в 3–4 раза.

Безусловно, это не самое дешевое удовольствие – затраты на оснащение Центра симуляционным оборудованием составили порядка 20 млн долл. США. Однако инвестиции в обучение себя оправдывают многократно. Кроме того, например, в нашей стране один такой республиканский центр и несколько региональных филиалов уровнем ниже позволят решить основные проблемы с повышением квалификации врачей, о которых мы уже упоминали выше.

– Каковы преимущества обучения в симуляционных центрах?

– Это очень хороший вопрос. Дело в том, что применение симуляционных технологий делает в целом процесс обучения более эффективным и результативным. Не случайно в медицинских вузах по всему миру до сих пор активно используют всякого рода демонстрационно-анатомические манекены. В этой связи можно вспомнить про деревянные куклы для врачей в Древнем Китае и ряде других стран. В Европе, например, появление и использование анатомических кукол тесно связано со стремительным развитием медицинских учебных заведений три-четыре столетия назад, когда для лекций и практических занятий потребовались разборные фигуры человека в полный рост из воска, гипса, дерева и стекла.

Сегодня изменились технологии и материалы, улучшились наши знания о человеке, но принципы медицинского обучения остались по сути прежними – будущим врачам нужны не только глубокие теоретические знания, но и практика, где они могут посмотреть, потрогать, подвигать, почувствовать, поволноваться, в конце концов.

Как показывает отечественный и зарубежный опыт, даже подготовленные врачи, прошедшие тренинг на симуляционном оборудовании, совершают меньше ошибок. Иначе говоря, профессиональным медикам всегда есть к чему стремиться и совершенствоваться. Таким образом, очевидная выгода от такого обучения – возможность за несколько дней получить результат экспертного уровня без риска для пациента.

Кроме уже сказанного, это индивидуальный подход во всем: неограниченное количество повторений навыков, удобное время обучения, отсутствие зависимости от преподавателей и их уровня знаний.

Симуляционный центр дает возможность моделирования ситуации под конкретного пациента, которому предстоит выполнить операцию. Фактически врач до оперативного вмешательства может прийти в центр, ввести все имеющиеся данные пациента в систему и шаг за шагом пройти все этапы и отработать до автоматизма сложные моменты. Таким образом, хирург может сделать на оборудовании необходимую операцию и будет готов к любым неожиданностям на реальном операционном столе.
Отсюда возможно и обратное – то есть моделирование ситуаций, повлекших нежелательные последствия. В этом случае можно выявить, где именно произошел сбой, и отработать на симуляторе свои навыки.

Важно, что в таких центрах уделяется внимание не только индивидуальной подготовке, но и формированию навыка работы в команде. Например, операционная бригада в полном составе может «отрепетировать» предстоящую операцию вне зависимости от уровня ее сложности. Это действительно открывает перед медициной самые блестящие перспективы. Известному Николаю Пирогову и другим хирургам его времени понадобились десятилетия и работа в военных госпиталях, для того чтобы достичь высочайшего уровня профессионализма, а современные врачи и медицинские сестры после обучения на симуляционном оборудовании значительно повышают свою компетентность, мотивацию к дальнейшему росту и получают удовлетворение от своей работы. Это – с одной стороны.

С другой – стремительно совершенствуются и технологии для симуляционных центров, где постоянно происходят обновление и инновации. Не случайно в России, например, с 2008 года выходит журнал с говорящим названием «Виртуальные технологии в медицине», учрежденный Российским обществом симуляционного обучения в медицине (РОСОМЕД).

– Игорь Сократович, а могут ли симуляционные центры помочь врачам в период пандемии?

– Коронавирус и инфекция COVID-19 застали все системы здравоохранения мира врасплох – потребовалось совершенно иное количество и другая специализация медперсонала, изменилась логистика, произошло перепрофилирование коек.

В условиях пандемии и связанных с ней всевозможных ограничительных мер симуляционное обучение становится еще более привлекательным, ведь это обучение без риска для пациентов, преподавателей и обучаемых, с имитацией редких, экстренных состояний в контролируемой и воспроизводимой среде. Благодаря возможностям цифровизации и высокотехнологического оборудования в короткие сроки можно подготовить врачей и медсестер любой необходимой специальности, а при подключении симуляторов к настоящему оборудованию – отрабатывать необходимые навыки индивидуально и в команде. Взять, к примеру, компанию «Эйдос-Медицина» из Казани, которая специализируется на разработке и производстве высокотехнологических медицинских симуляторов. Среди их хирургических симуляторов и устройств, имитирующих реальную физиологию пациента, есть технологии, позволяющие использовать реальное медицинское оборудование, в том числе ИВЛ и дефибриллятор. К слову, в борьбе с тяжелым ковидом – это одни из самых востребованных аппаратов, и в условиях дефицита врачей медперсоналу любой больницы необходимо уметь с ними работать.

– Что нужно для того, чтобы симуляционные центры появлялись и активно использовались в стране?

– Сегодня развитие симуляционного обучения без активного участия и поддержки государства невозможно. В первую очередь необходимо развитие нормативно-правовой базы, решение вопросов финансирования, налогообложения и так далее. Например, в США за последние 15 лет уже трижды принимался Закон о государственном финансировании развития симуляционных технологий в медицинском образовании.

США – это вообще один из первопроходцев в деле внедрения современных симуляционных технологий. Весьма отрадно, что в настоящее время при посредничестве генконсула РК в Сан-Франциско Азамата Абдраимова совместно со Стэнфордским университетом разрабатывается концепция создания симуляционного центра на базе одной из клиник Алматы.

– Вы сами заметили, что симуляционный центр нового поколения по образцу той же Боткинской больницы – не дешевое удовольствие, зачем в таком случае государству или системе здравоохранения поддерживать внедрение симуляционных технологий?

– Можно много говорить о том, что внедрение симуляционных технологий – уже объективная необходимость, если мы хотим войти в когорту 50 передовых стран мира.

Особенно на фоне того, что медицинская отрасль в глобальном масштабе сегодня не просто генерирует новые знания, но и становится локомотивом экономического развития тех или иных стран.

Однако главным ответом будет то, что какими бы ни были по объемам инвестиции в медицину, или, иначе говоря, в медицинское образование и здоровье населения, они себя всегда и полностью оправдывают. Распространение тех же симуляционных технологий в республике приведет к росту среднего уровня подготовленности кадров, готовности врачей к использованию новых технологий с доказанной эффективностью.

Во-первых, возникнет благоприятная почва для рационального использования имеющегося оборудования. Следовательно, снизятся затраты, связанные с длительным неэффективным, повторным лечением, осложнениями, потерей трудоспособности.

Отсюда неудивительно, что в той же России сегодня симуляционные центры существуют не только в Москве или Санкт-Петербурге, но практически во всех крупных городах страны.

Во-вторых, появится возможность адекватной оценки и контроля профессиональной деятельности специалистов. Все это вкупе приведет к снижению смертности, инвалидизации, повышению качества и продолжительности жизни казахстанцев.

В-третьих, в симуляционном центре помимо врачей и медсестер смогут обучаться парамедики, спасатели, военные. Причем не только наши граждане, но и специалисты из ближнего зарубежья, что немаловажно уже для имиджа государства на региональной и мировой арене.

Нужно сделать так, чтобы учеба стала центральным пунктом жизни казахстанских медицинских кадров. В свою очередь наша компания готова предложить свой опыт в этой области для разработки и осуществления инновационных проектов с учетом технологий последнего поколения.

Интервью
Асхата Шукурова

Copyright © 2015-2020 All rights reserved.